Mi-chi
Грамотно записанная больная фантазия становится красивой сказкой.
Название: Всё могут короли…
Автор: ну кто ж еще…
Фэндом: Король Лев
Пэйринг: Муфаса/Шрам
Рейтинг: R *что б не травмировать нежную детскую психику*, хотя, конечно, пиздеж это. Тут и PG то не наберется.
Бета: я и сама то боюсь это перечитывать.
Дисклаймер: мне правда стыдно…
Примечание: Хочу немного объяснить ситуацию, описанную в этом маразме.
Дело происходит сразу после воцарения Муфасы, ещё до рождения Симбы. Обиженный лишением престола, Шрам приходит к Муфасе капать тому на мозги. И заодно переворошить некоторые моменты прошлого.
От автора: Давно это было…Любимый диснеевский мультик. Я ж не со зла, так получилось. Не ругайте, ладно?


Раскаленное солнце нещадно палило сверху, возможно, решив сегодня спалить всё, до чего дотянутся его лучи. Стада измученных зверей бродили по сухой, потрескавшейся земле в поисках живительной влаги. Под одиноким засохшим деревом в тени спал огромный лев. Он раскинулся в тени, спасаясь от жары. Легкие тяжело вдыхали горячий воздух, не приносящий облегчения. От жажды лев даже не махал хвостом, что бы отогнать назойливую мошкару. Муфаса спал. Но даже сон не мог заглушить мягкую поступь приближающегося. И лев знал, кто посмел приблизится к его скромному месту отдыха. Эти шаги он узнал бы из тысячи. Муфаса открыл глаза и поднял голову, не в силах подняться полностью. На расстоянии нескольких шагов перед Муфасой сидел его дорогой, любимый братик и откровенно наслаждался страданиями брата.
-Что, братик, не хорошо тебе?- Муфаса встал, не в силах переносить насмешку, а Шрам продолжал, смотря куда-то мимо него.
- Да уж. Говорят, такой жары не помнят даже старейшие львы стаи.
Взгляд Шрама вернулся из небытия, и теперь лев смотрел прямо в глаза брату. Он встал, и не отрывая взгляда начал, обходить Муфасу.
-Не находишь это странным, мой дорогой братик, что с самого твоего воцарения держится такая жара? Некоторые уже начали поговаривать, что такое начало правления не сулит ничего хорошего...
-С твоей же, наверное, помощью, распространились такие слухи. Зачем ты пришел, Шрам?
-А что мне уже и нельзя попрощаться с родным братом? А, Муфаса? Или мне надо называть тебя Ваше Величество? - Шрам застыл за спиной льва, говоря тому прямо в ухо, немного задевая зубами гриву рядом.
Муфаса сидел, не шевелясь, никак не реагируя на такое поведение брата.
-Обращайся как тебе удобно, мне все равно.
-Я знаю, я же все про тебя знаю. Вернее я думал, что знаю.
Шрам резко отодвинулся и, быстро обойдя, сел перед львом.
-Как, как ты мог так со мной поступить!? Ты что не помнишь, как нам было хорошо вдвоем, ты что этого не помнишь?
Муфаса сидел с опущенной головой глядя в бок, Шрам ещё что-то кричал, доказывал, метаясь перед ним, но он его не слушал, он вспоминал...
***
В отличие от этого дня, в тот достопамятный день погода была замечательная. В меру тепло, с прохладным не сильным ветерком. Ничего не предвещало трагедии. Вот так всегда и бывает. Муфаса сидел на краю обрыва. Он не слышал шагов сзади. Он думал.
«Черт, как же мне ему это сказать. Как же это сделать так, что бы не обидеть его. Блин. И сдался же мне этот трон. Жалко то как. Что же мне делать?»
Вот такие не легкие мысли были у него. Вдруг какая то сила толкнула его в плече и повалила на землю. Прояснившимся взором он увидел над собой улыбающеюся морду своего младшего братика и по совместительству своего любовника.
-О чем задумался, братишка? –Черная лоснящаяся грива спускалась Муфасе на грудь. Черные живые глаза, казалось, поглощают свет солнца. Да, он был красив. Он был дьявольски красив. Он радовался жизни и безумно любил Муфасу.
-Да так, о весне, о нас с тобой…
-Да? Как интересно. И что же ты думал? О нас с тобой- тихое мурлыканье сопровождалось нежным лизанием уха.
-Да много… Слушай, нам надо с тобой поговорить…
-Это очень срочно? У меня, вообще-то, были другие планы на ближайшие часа 2-3…-Язык Шрама, уже вылизав морду льва, спускался все ниже и ниже, прочерчивая мокрую дорожку по пушистому животу.
Муфаса понимал, что разговор очень срочный, но не мог отказать ни себе, ни брату в возможности, может быть в последний раз, насладится друг другом…

- Так о чем ты со мной хотел поговорить?- Шрам лежал рядом с братом, положив голову тому на лапы. Муфаса тяжело вздохнул: « Ну вот и всё, мужайся, Муфаса, ты же всё-таки будущий король». Он уже минут 20 обдумывал как лучше начать этот разговор.
- Ты знаешь, мне сегодня отец сообщил новость…-Он замолк, он не сможет произнести это
-Да? И что же это за новость.- Шрам ещё не понимал, к чему клонит его любимый братик.
-Никто ещё не знает…. Послезавтра он передает мне трон.- Так первая часть сделана, осталось самое сложное.
Шрам открыл глаза, и разом став серьезным, медленно встал, глядя в глаза Муфасе.
-Почему? Трон передается после смерти короля. Что с отцом?- На секунду Муфаса онемел. Не такого вопроса он ждал от Шрама. Всё-таки у них с отцом были не самые теплые отношения.
-Да нет, он … Он решил уйти, но…
-Как уйти? Куда? Почему?
-Я… я не знаю, но отговаривать его бесполезно я пробовал. Ты же его знаешь…
-Да уж, знаю.- Шрам опустил голову. Челка упала на глаза, почти полностью закрыв морду льва, и Муфаса не мог видеть, что творится с братом. Ему было его очень жалко, но он не мог ничего поделать. Тем более, что это не последнее плохое известие…
-Но я хотел не об этом с тобой поговорить…-Шрам сидел не шевелясь, Муфаса сглотнул, да уж, не простой разговор.- Я стану королем, и поэтому… нам надо расстаться
Шрам вздрогнул и поднял глаза. В них больше не было той радости жизни. Теперь в них была только печаль, боль и океан страха. А ещё там была безграничная любовь.
Не в силах это выносить, Муфаса отвернулся и пошел по направлению к скале. Потом, как будто что -то вспомнив, остановился, быстро подошел к бывшему своему любовнику, и, коротко лизнув того в нос, тихо-тихо прошептал на ухо:
-Прости…

Шрам с начала долго сидел, смотря вслед удаляющемуся льву, потом повернулся в другую сторону и долго, очень долго бежал, выбиваясь из сил, не разбирая дороги. Под вечер, окончательно выдохнувшись и смертельно устав, он рухнул на землю, взметнув клубы пыли. Он не мог пошевелится, он тяжело дышал, а из глаз его текли слезы… Настоящие слёзы льва. И он не мог ничего с ними поделать. Он и не хотел. Он ничего не хотел. Он не хотел даже жить. Если теряешь кого-то, кто тебе был дорог больше всей жизни, кого ты любил, не представляя мира без него, и который так легко отказался от тебя ради трона и власти, то смерть покажется благом.
Но судьба была в тот раз слишком зла на весь мир, что бы сделать счастливым одно единственное существо. Он не умер. Так, без еды, почти без воды, в пыли, Шрам пролежал три дня. Даже если бы он хотел встать и вернуться, он не смог бы. Организм был слишком измучен тем марафонским пробегом, мышцы ныли, жажда иссушала желудок и глотку, но лев ничего этого не чувствовал, боль внутри была сильнее.
Спустя три дня, восстановившийся организм, заставил Шрама подняться, найти воду, поймать какого-то заблудшего хорька и идти домой. Домой ли? Он не знал, что теперь для него дом. Он не знал, куда он пойдет, но он точно не будет жить со стаей. Он не сможет каждый день видеть Муфасу, смотреть как он ухаживает за львицами и не вспоминать как им было хорошо вдвоем. Только теперь Шрам понял, что хорошо было только ему. Он наивный думал, что Муфаса его любит. Какой вздор! Муфаса никого не любит и никогда не сможет полюбить. Может быть, именно поэтому он будет хорошим королем. Хороший король не должен обращать внимание на такую мелочь как чувства. Что ж Шрам никогда не хотел быть на престоле. Единственное, чего он хотел - это всегда быть с любимым. Он уйдет. Он уйдет далеко, что бы никто никогда не смог его найти. Может быть, он вернется. Когда-нибудь. Говорят, время лечит. Что ж посмотрим, посмотрим. Солнце палило, слепило глаза и грело спину. Шрам шел, по горячей земле, не разбирая дороги. Впереди он увидел дерево, решив отдохнуть в тени, он пошел к нему. Подходя ближе он рассмотрел под деревом что то такое, что заставило его сердце замереть, а потом, разделившись на 4 части, рухнуть в лапы. Муфаса страдал от жары. Он еле дышал. Но всё равно, даже в такой ситуации он был безумно красив. Огромные сильные лапы, безвольно лежали на земле. Густая грива, не могла скрыть мышцы на шее и спине. Истинно царская морда льва сейчас была покрыта пылью, но всё равно Шрам не мог отвести от нее взгляда. И тут, совершенно не обоснованно, его захлестнула волна дикой злобы и ненависти. На всех, на весь мир. Если с самого начала, он хотел уйти, и забыть о том, что увидел Муфасу, то теперь он только и мечтал, что бы подойти к бывшему любовнику и брату, и врезать по этой наглой самодовольной морде. Но он знал, что этого не сделает. Внутри, отодвигая занавес ненависти, ещё теплится и пытается выбраться наружу любовь. Но он все-таки подойдет к брату и попрощается с ним…
***
Вдруг поняв, что его никто не слушает Шрам остановился и с удивлением посмотрел на Муфасу. Тот сидел не шелохнувшись и смотрел в землю по его щекам катились слезы. Настоящие львиные слезы!!! Говорят, что львы плачут один раз в жизни. Шрам так и не закрыл пасти и все смотрел и смотрел как капелька медленно катится по щеке прокладывая себе путь и оставляя за собой мокрую дорожку на короткой рыжей шерсти. Вот она докатывается до подбородка и замирает, как бы думая куда деваться. Но тут она срывается и быстро летит к земле. Она разбивается на тысячу капелек, которые разлетаются в разные стороны осколками горечи и страдания. Шрам не мог в это поверить. У него возникло непреодолимое желание подойти и слизать эти слезы, и вылизывать его морду и говорить, что был неправ, что они всегда будут вместе, что он не уйдет. Но он этого не сделает. Он не подойдет. Он развернется и уйдет на закат, не оборачиваясь… А потом упадет в какой-нибудь ручеек и долго будет об этом сожалеть…
А потом себя успокаивать. А потом… потом прокричит луне, что отомстит этому миру и его законам.
Не важно как, важно когда.

Суббота, 30 Августа 2008 г.

@темы: бредовые идеи, король лев, нет ничего святого для слэшерской музы