Mi-chi
Грамотно записанная больная фантазия становится красивой сказкой.
Название: Первый раз снег.
Фэндом: Kyou Kara Mao
Пейринг: Шори/Конрад, упоминается Юри/Вольфрам
Рейтинг: R
Оправдание: Я не знаю характеров персонажей и их отношений. По крайней мере Шори)) Можно считать это ООС. И вообще это все чистой воды баловство.
Дисклаймер: Все права на персонажей принадлежат кому надо, все права на текст - у Фишика.

В Шин-Макоку пришла зима. Какой ей и положено быть - снежная, светлая и морозная. За одну ночь земля укрылась мягким белым одеялом. В окно невозможно выглянуть- искрящийся под ярким солнцем снег слепит глаза.
Народ, позабыв свои дела, высыпал на улицу. Совершенно детский восторг охватил людей не зависимо от сотен прожитых ими лет.
- Магия снега… - Шори с улыбкой наблюдал за веселящимся братом. Юри с хохотом уклонялся от снежков Вольфрама, с каждым шагом подбираясь все ближе к увлекшемуся жениху.
- Что? – Конрад удивленно взглянул на парня.
- Снег творит с людьми необъяснимые вещи. Когда бы ты еще увидел столько улыбок?
Вольфрам отвлекся и в ту же секунду оказался в сугробе. Возмущение на его лице быстро сменилось искренней улыбкой и в Юри полетели хлопья снега, а потом и сам Мао оказался на земле.
- Прекрасное зрелище, не находите? – Мурата возник словно из ниоткуда. На его черном пальто красовались белые пятна - результат встречи с воинственно настроенными детьми.- Людям нужен праздник и вера в чудо.
- Мурата! – Юри заметил друга, помахал ему рукой и, воспользовавшись тем, что Вольфрам был занят спасением от снежков Греты, начал пробираться в их сторону.
Раскрасневшийся, весь покрытый снегом, запыхавшийся, с сияющей улыбкой, по колено проваливаясь в сугробы он все таки преодолел небольшое расстояние разделявшее их.
- Эй! Вы чего стоите тут такие хмурые!
- Юри, ты простудишься.
Мальчик оставил без внимания слова брата.
- Давайте сегодня устроим праздничный ужин!
Шори с Конрадом переглянулись.
- Праздничный?
- Да! Праздник Первого Снега! Это же так весело!
Конрад откашлялся:
- Но хека…
- Думаю, это отличная идея!- перебил его Мурата, - я распоряжусь насчет подготовки.
Нет в мире вещи, которая бы сделала Юри еще счастливее, чем он был в тот момент.
Желание Мао-закон. Даже если это всего лишь прихоть восторженного подростка. Ужин в честь сомнительного праздника был организован на высшем уровне. Чего стоило прислуге в минимально короткие сроки устроить такое пиршество осталось тайной.
- И почему мне кажется, что это станет традицией? – Шери совершенно по-кошачьи облизнулась, глядя на десерт. На тарелке бисквитный домик был покрыт сугробами снега – мороженного. Совсем как за окном.
- Не думаю. На такое способны только замковые повара. – Гюнтера шедевр кулинарного искусства впечатлить не смог.
- Ты прав. Но я вообще-то про праздник. Мне кажется, людям понравится эта идея. Во всяком случае, это стало бы отличной традицией.

Шори стоял у высокого окна, не столько любуясь заснеженным парком, сколько спрятав горящее лицо от окружающих. Вино подали на редкость крепким, или это просто он увлекся. Теперь ему казалось, что все вокруг замечают его слегка резкие движения, мутный взгляд и несвязную речь. Опьянение было не настолько сильным, что бы он не почувствовал стыд и теперь всеми силами старался прейти в себя. Но сознание плыло, словно снежинки за окном. Очень хотелось спать и надо бы, конечно, сейчас пойти в спальню, но тогда ведь все точно поймут, что Шори-сама дал слабину. И поэтому он упрямо оставался на празднике.
Конрад подошел незаметно. Или это Шори так увлекся борьбой со сном?
- Никогда не понимал празднования земного Нового Года, но, кажется, нечто подобное скоро появится и у нас. – Голос Конрада казался слишком резким, громким, и слова плохо укладывались в голове Шори. Он подумал, что надо бы что-то ответить, но ничего не приходило на ум.
Но, видимо, капитану его ответ и не требовался. Взглянув в окно, он совершенно неожиданно предложил:
-Не хочешь прогуляться?
Шори улыбнулся. Именно то, что нужно.

Морозный воздух пощипывал кожу, под ногами тихо скрипел снег. Через парк вела утоптанная тропинка – не одни они оценили тишину и спокойствие зимней ночи. От свежего воздуха в голове быстро прояснилось, но Шори так не хотелось возвращаться, и прогулка затягивалась. Разговор плавно переходил от одной темы к другой, и медленно приближался к тому самому моменту, когда не замечаешь, что выкладываешь все свои мысли и желания. Такой опасный, но в то же время сладостный момент.
В какой момент в их разговоре закончилась политика и начались эпизоды из детства Юри, Шори не заметил. Конрад не перебивал, ни о чем не спрашивал и, наверно, даже не слушал. Иногда он странно смотрел на парня: недоверчиво, с удивлением.
Показалось или действительно кто-то тихо смеялся? Шори с Конрадом переглянулись и свернули с тропинки, тут же провалившись в снег почти по колено.
Скрывающиеся «нарушители» обнаружились тут же. Облокотившись на дерево, Юри с улыбкой притянул к себе Вольфрама, обнял, пробираясь руками под пальто. Невинное прикосновение губ, полное нежности, которое тут же переходит в страстный поцелуй, способный, казалось, растопить лежащий вокруг снег.
Первым ушел Шори. Он просто молча развернулся и по собственным следам вышел на тропинку. Конрад еще раз взглянул на мальчиков и поспешил за парнем. До замка они шли в тишине. Конрад не мог понять, что чувствует Шори. Смущен? Злится? Надо было что-то сказать, но ничего не приходило на ум.
Коридоры замка были пустынны и темны. Гулким эхом отражались от стен шаги.
Первой на их пути была спальня Конрада. Капитан думал, что Шори пройдет мимо, но ошибался. Парень остановился около двери и задумчиво посмотрел на Конрада.
- Будет время, когда я буду ему не нужен. Но иногда мне кажется, что это время уже наступило.
Конрад не дал ему уйти. Порывисто схватил за руку и прижал к стене. Их поза полностью повторяла увиденную ранее картину в парке. Шори расширившимися от удивления глазами смотрел на Конрада.
- Ты не прав. – Тихие слова горячим дыханием скользили по коже парня, задевали волоски на виске, обволакивали. - Ты очень нужен Юри. Больше, чем любой из нас. И…не только ему.
Их поцелуй вряд ли был так же красив как, поцелуй Юри и Вольфрама. Взаимности в нем точно было меньше. Но все же, это был ИХ поцелуй. Шори казалось, что вино снова ударило в голову. В глазах помутилось, а тело словно онемело. Он не мог ни оттолкнуть Конрада, ни ответить на поцелуй.
- Прости, я наверно это зря…
Шори почувствовал, как холодный ветерок пробежал по разгоряченной коже, когда Конрад отстранился. Он невольно поежился и плотнее запахнул пальто.
- Нет, все нормально. – что, ну что, заставляет его произносить эти слова?! Он же собирался сказать совсем другое! – Просто...в коридоре… - сглотнул – кто-нибудь может увидеть.

Шори залпом осушил, уже третий, бокал вина. Поставил на стол. Спасительное алкогольное забытье все никак не приходило, даже наоборот – казалось, он еще отчетливее стал осознавать происходящее. И чем яснее становилась голова, тем сильнее он понимал, что совсем не прочь провести эту ночь в компании капитана.
Конрад решил вмешаться только после того, как Шори потянулся за бутылкой в четвертый раз. Подошел почти вплотную, перехватил его руку, прикоснулся губами к тонким пальцам. Отстранился. Шори смущенно отвел глаза. Лицо горело и, наверняка, раскраснелось. Он надеялся, что в темноте это не слишком заметно.
Губы Конрада были жесткими и теплыми. Поцелуй – требовательный, страстный. Шори не мог на него не отвечать. Его руки теплые и нежные - и когда Конрад успел его раздеть? – скользят по спине, по плечам.
- Ооох…
Кровать, по-военному жесткая и узкая, жалобно скрипнула и прогнулась под весом двух тел.
С каждым поцелуем Конрада Шори все меньше и меньше осознавал происходящее. Тело само выгибалось навстречу ласкам. Конрад был нежен; он целовал не торопясь, каждым прикосновением заставляя Шори терять голову.
Мокрые тела сплетались, двигались как единое целое. Они тонули в чувствах друг друга, теряли себя. Шори казалось, что если губы Конрада опустятся еще ниже, то он потеряет сознание, потому что человек не может выдержать такого счастья. Но он выдержал. Сдавлено застонал и смял в кулаке простыню, когда губы капитана накрыли горячий член Шори. В голове окончательно все помутилось, перед глазами мелькали яркие пятна, кровь пульсировала в венах, а сердце было готово пробить грудную клетку и вырваться наружу.
В мыслях бардак. Шори и сам не мог решить, насколько далеко он может зайти сейчас. Он старался собраться, что бы не пропустить момент, когда нужно сказать «нет». Но эти руки…здесь… Губы, такие сладкие, такие нежные.
-Оооох! Конрад…стой. Не надо…пожалуйста…
Больно. Горячо. Шори пытается вывернуться из рук мужчины, но Конрад уверено держит его, не давая даже пошевелиться.
- Тссс…Тише, малыш. Тише. Расслабься. Это не так больно…как тебе кажется. Всего лишь подготовка…Тссс…
Его тихий голос почти заглушает стучащую по вискам кровь.
Первые осторожные движения Конрада и обжигающая боль приходит снова. Шори стонет в плечо Конраду, царапает ему спину. Но потом, привыкнув, он не замечает, как боль сменяется удовольствием. Таким острым, таким… настоящим.
Он почти и не заметил, тот момент, когда Конрад убрал пальцы. Слегка подвинулся, поцеловал Шори во влажный висок и медленно вошел. В этот раз боль была не такой сильной, и почти сразу же по телу прошла волна наслаждения. Каждое движение Конрада вызывало новые ощущения, волнующие чувства. В этот момент в мире не было никого и ничего кроме их двоих.
Движения становились все резче и резче. Легкие горели от недостатка воздуха.
Они кончили практически одновременно.
В голове все еще шумело и тело пробирала дрожь. Не было сил даже на то, что бы открыть глаза. Шори почувствовал, как проваливается в сон, и еще сильнее прижался к Конраду.

Вторник, 30 Декабря 2008 г.

@темы: kyou kara mao